Пятница, 17.11.2017, 22:12
| RSS
Меню сайта
Блядская независимость(2010г.)

Новый Кейптаун

В помойном ведре с чёрной крышкой

Сердце прижёг сигаретой.

Сугроб, распустившийся летом,-

Вспышка в пепельном цвете.

 

Луна над шестым кварталом,

Резвится подвыпившая потаскуха,

Непристойности, женский шёпот

Где-то в прокуренном бункере кухни,

Мужчина приметный с глазами гетто,

Съёжилась вера в свистке сержанта,

На муниципальных его ладонях

Хоронят поспешно отсутствие воли.

 

Замысловатая цепь событий,

Мешает заснуть полночное чтиво.

Заговор против себя самого-

Новый Кейптаун Ричарда Рива.

Марш злых…

Красный день невыразимый,

Календарный, гробовой

Открывает магазины

Волосатою рукой.

Шапито продолжит холод,

Шелест высохших купюр.

Испрожняет злобный хохот

Новый клоун от кутюр.

 

Стучатся в твои двери

Злые клоуны!

Злые клоуны!

Смотрящие сквозь щели,

Всё услышали!

Всё запомнили!

 

Преуспевшие в безумье

Маршируют вдоль дорог

Всё сильнее, стиснув зубы,

С каждым шагом кривых ног.

Укрепляя дисциплину,

Поднимая свой режим,

Пули пробивают спины

И уходят вместе с ним.

 

Трудно быть сильным в жизни для слабых

Трудно быть сильным в жизни для слабых.

В поисках славы мажорская челядь.

В поисках денег седой пролетарий.

Город - огромный живой колумбарий.

 

Тут уже не летать,

Утро лезет в глаза,

И кряхтит суета,

Стих в узлы завязав.

Будут ждать, будут жить,

Пузыриться и ныть

В свежевырытых ртах

Придорожных канав.

Богомерзкому дай

Неутешную желчь,

Что бы сгорбленный май

Неистово сжечь.

Клякса гнева чернеет

Отпечатком крамолы.

Стервенеет в углу

Окровавленный молот.

 

Самобытность

Я разбросан

По мокрым карнизам.

Небо близко,

Но все равно снизу

Глаз впивается

Жадною хваткой,

В синь, что, кажется

Ровной и гладкой.

Этот мир из дерьма,

И лазурь не такая…

Этот мир из дерьма,

И я это знаю.

Мое тело остыло,

Молча, смотрят другие,

Как туча плюет мне

В глазницы пустые.

 

Я сам себе штамп

На прыщавой ладони.

Сам себе ламп

Обусловленный свет.

Я сам себе шествие

Мирных рабочих.

Сам себе прочерк

В больничном листе.

 

Неокосмополитизм

Из нутра выливаю грязь

В нелюбимые клетки тетрадей.

Разноцветное сердце Христа

Положили в ладонь малодушного дяди.

 

Тюремщик заплачет утром

И босым по росе к свободе.

Здесь нельзя быть избело – мудрым,

Неположено так в народе.

 

Улюлюкает хором валютная давка.

Беспросный полёт обречён на провал.

Крикливое горло обнимет удавка,

В этой стране изливается кал.

 

Костыли нашей жизни уткнулись в иконы,

Харкнули в их «милость» хозяйственным мылом.

Они будут смотреть через лупу канонов,

Как маузер дышит в чиновничье рыло.

Спать с президентом – не значит быть лучше,

Ложиться ко всем из – за денег в кровать,

Ваша потность намёков – загнившая куча,

Флаги – прыщи, Родина – блядь!

 

Роковая перспектива

Геринг пьёт с евреями,

Хармс поёт с цыганами,

А ЧК с меньшевиками

Запаслись наганами.

Пуля теплится в виске,

На своём законном месте,

В притеснительном мешке

Шеи сдавливают леской.

 

Вечер вьётся кучерявый, ствол ласкает языком,

Если череп продырявит, будет пить с гробовщиком.

Невнимательность гнетёт – укусила в хуй оса,

Роковая перспектива распахнула мне глаза.

 

В пятку сверло!

 Откровенность устами критина

Тащит наружу чужие кишки.

Остро заточенный язык гельятины

Блестит на арене солдатской башки.

 

Нервно бросал своевольные взмахи,

Кричал, но рот заклеили скотчем.

Разорвало на части в белой рубахе

Поглощенного утром в три часа ночи.

 

Адекватный знак - тошнота

Адекватный знак препинания-

Агрессивно сидящий снегирь.

Морозы текут сквозь сознание

Так, как реки целуют Сибирь.

Лагеря заболели холодом,

Климат бьет по юродивым дням.

Молоком абсолютно без повода

Снег летит к приоткрытым дверям.

Сапогом разутюженный свесился,

Раскраснелся в петле робкой вишней,

А вокруг смехотворно и весело,

Он белел безутратный и лишний.

 

Тошнит

От измызганных глаз проститутки,

От остроты поцелуев ногтей.

Тошнит

От гостей и зубастые шутки

В горле моем образуют ручей.

Тошнит

До забвения от собственной жизни,

От суеты нескончаемых фраз.

Тошнит

От пространства бесформенных комнат,

Тошнит

За чертой не доступной для вас.

 

Вероломный удар внезапности.

Произвольно возникший поток.

Ожидает в безмерной радости

Ослепительно белый венок.

Все подъезды уткнулись в улицы,

Заблестели в заточках воров.

Здесь свобода падает горлицей

В бездну наголо бритых голов.

Птица, спой, как закат для времени

Не гниет на ментовских галерах,

На ресницах нашего бремени,

Под тяжелой ступнёй офицера.

 

Эпилог

 Считают, что пройдёт безболезненно.

Яркую кляксу углы домов

Режут лезвием.

В тонких полосах вся.

Меня ожидает то же.

Всё можно? Хуеть – нельзя!

 

Считают, что пройдёт незамеченным.

Скрытный врач – подушка Ватсона.

Кричать незачем

В комнате ноября.

Меня ожидает то же.

Всё можно, хуеть – нельзя!

 

 


Форма входа
Друзья сайта




Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0